Кайбицкие зори
  • Рус Тат
  • Анатолий Финагентов из Федоровского: «Я напевал: «Старость меня дома не застанет, я – в дороге, я – в пути!»

    Казалось, совсем недавно я уходил на пенсию, а сегодня мне идетвосьмой десяток лет. Мало это или много? Нина Моисеева, председатель Совета ветеранов Федоровского сельского поселения, говорит, что это еще только третий возраст, а соседка говорит: «Ой, Натолий, ты еще совсем молодой». Соседка шагает по девятому десятку лет.

    Дай Бог всем им здоровья и многие лета жизни. Все было как-то романтично и весело. Частенько по дороге в райцентр на велосипеде, я напевал: «Старость меня дома не застанет, я - в дороге, я - в пути!». Но, нет! Чему быть, того не миновать. Догнала окаянная, да еще не одна - под ручку с инсультом. Круто эта парочка обошлась со мной. Заболел серьезно и надолго. Без медицинской помощи это был бы приговор. Время лечит, но боль не утихает. Менее чем за год я лечился в трех клиниках. Пора было подумать об установлении группы инвалидности. Даже с помощью медицины выйти мне из состояния длительной болезни было не под силу. Однако, меня преследовала мысль: может быть, с помощью милосердия Бог поможет, вылечусь. Не я один такой, иным и тяжелее. Духом не падаю. Супруга, дети, внуки, правнуки со мной, не дадут пропасть. Но в душе зайчиками играют слова лечащего врача Василия Иванова: «Анатолий, у тебя гипертония, будь внимателен ко своему здоровью». Мадина Шарафутдинова, заведующая ФАПом, при выходе из ее кабинета постоянно напутствовала: «Дядя Толя, помни, что болезнь легче предупредить, чем лечить». Я знал об этом. Героем держусь: катаюсь себе туда-сюда на велосипеде. И вот теперь сижу на койке, свесив ноги, держась за тросточку, укоряя себя за непослушание. Многие, наверное, больные вот так рассуждали: авось, все и обернется лучшим образом. Нет, дорогой читатель! От «авось» добра не жди, это глубокое заблуждение, ложная самонадеянность. Лечусь от инсульта, а сопутствующие болезни липнут, как банные листья. Со многими больными держу совет об инвалидности и как ее заполучить. Вразумительного ответа нет: мол, это дело очень хлопотное, затяжное, волокитное, нервное, надо пройти целую сеть лечебных учреждений, с десяток -полтора врачебных кабинетов, различных процедур, то да се, а сил нет, терпенья не хватает. Я и заколебался. Назавтра мне выписываться, сижу в очереди за последним электролечением. Рабочий день заканчивается. Солнышко уже давно перестало заглядывать в коридорное окно, откуда видна чудесная панорама центра до самого леса, как на ладони. Тихонько прошелестела входная дверь. С трудом ее открывая, как-то боком, задом наперед вошел хорошо мне знакомый с давних пор Габдулла Кадыров из Салтыганова. Обрадовались встрече. Он подсел ко мне, уступив ему место, я подвинулся к краюшке скамейки. Разговорились. Тары-бары, пустые амбары, тыр-пыр - восемь дыр.Хорошим похвалиться нечем. Я рассказал ему о своих болячках, он мне - о своих язвочках. Я напомнил ему, что меня больше всего беспокоит вопрос о группе, о своих сомнениях. После моих слов Габдулла весь подтянулся, сосредоточился, пронзив меня взглядом озабоченности, проговорил: «Анатолий, что за вздор ты говоришь, послушай меня, каким еще коварством может обернуться болезнь, и кто знает, сколько нам еще жить с недугами. Займись документами прямо сейчас, пока находишься в больнице, конечно, одним днем не обойдешься, но главное, начать». Габдулла меня уверяет, а я продолжаю артачиться: «Вон идет больная вдоль стены, опираясь плечом о стену, а руками - о поручни. Тоже не может решиться хлопотать группу: как-нибудь проживу на пенсию, а ведь она парализована одиннадцатый год. И таких много. Иные говорят: мол, надо много денег сунуть в карман тому-другому, а денег нет таковых, как нет их и у меня. Таких денег мне не пророчила ясновидящая Мария Дюваль». - Анатолий, - выпуская пары, продолжал Габдулла.Брось ты эту свою Марию, слушай меня, а не ересь. Я тебя знаю давно, не один десяток лет, но такого упрямого еще не видел, это на тебя непохоже. Ну и пусть кто-то кому-то деньги предлагает, а тебе-то зачем покупать болезнь? Посмотри на себя, каким ты выглядишь. Мне установление инвалидности обошлось совсем в копейки, разве что только за транспорт уплатил, но это неизбежно и вполне оправданно. Не слушай никого, говорю тебе, как на духу», - весь засветившись искорками глаз, озадачил меня просто хороший человек. Лиха беда начать. Я не мог больше пятиться, зная насколько он искренен и честен. С помощью Рамили Зиннуровой маховик со сбором документов стал быстро набирать обороты. Лечащие врачи с истинным вдохновением поддержали меня, в регистратуре заказали очередь на МСЭК в Казани. Остановиться было невозможно. Через две недели в сопровождении супруги, уже еду домой, освидетельствован группой инвалидности и никаких мытарств. Раскошелиться пришлось только за транспортные услуги, столь добродушно оказанные индивидуальным предпринимателем. Таких добрых, внимательных, услужливых с задором жизнерадостного оптимизма людей, надо еще поискать. Поездка в Казань - без проблем, чего не скажешь о поездках в райцентр и обратно домой. Вот вроде бы и все - дело сделано. Я вздохнул. Спасибо добрым людям. Я знаю, найдутся читатели, которые скажут: ну и что, люди просто исполняли свои обязанности! Отчасти им надо внять, но не от каждого услышишь ласкового слова, не увидишь милой теплой улыбки, не от каждого почувствуешь тепло и поддержку в словах, столь доверительных взглядов, искренних пожеланий здоровья и удач. И наконец. Как ни странно, редко кто скажет: «Да поможет Вам Бог!» Я человек не суеверный, но насколько мелодичны эти слова! С нимибольному передается душевная энергия, человек становится твоей частью, которая невольно будет сопровождать тебя во всех добрых деяниях. К сожалению, эти черты характера среди нас стали редкостью.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: