Кайбицкие зори
  • Рус Тат
  • О КУЛАНГИНСКОМ ХПП И ЕГО ЛЮДЯХ

    Я хочу рассказать о каждом, с кем мне пришлось работать, по отдельности. Так как их трудовая биография неразрывно связана с историей Кулангинского хлебоприемного предприятия. Человек - поле - зерно - хлеб - человек. Этой цепочке пока еще нет альтернативы.

    В столовой предприятия, куда собрали на праздничное застолье всех ветеранов ХПП, домашняя обстановка, располагающая к открытому и душевному общению. С приходом сюда заведующей столовой Надежды Дарюшиной все изменилось, хотя и ранее Кулангинская столовая славилась в округе. Ее услугами охотно пользовались рабочие элеватора, их семьи, местные водители и дальнобойщики. В период заготовки все смены рабочих питались бесплатно. Не хочешь кушать - бери талон, завтра покушаешь или заберешь обед с собой. Надя со своими помощниками работает от души. Она умеет приготовить и подать на стол любое кушанье со свойственной только ей добротой.

    Я расположился в середине ряда у окна, откуда мне хорошо были видны лица товарищей. Рядом со мной за столом - женщины. Глядя на них с некоторой осторожностью, чтобы не смущать их своим взглядом, я подумал: да какие они бабушки, они выглядят моложе тех лет, какими я их видел на работе. По видимому, им тогда и не досуг было заниматься собой: работа, работа, дети, хозяйство, семья, быт, тут не хватает, здесь изнашивается, вечные проблемы. Глядишь, а время-то пролетело.

    Сейчас все это позади, четверть, а то и полчаса можно посидеть у зеркала, догнать упущенное в молодости, почувствовать всю прелесть жизни, дарующую Господом. Вот эта притча как раз о них: старость ходила по поселку, а их не было дома, так вот они и остались молоды. В поздравлениях искренняя благодарность за неутомимый труд, за преданность и любовь к предприятию, благодарность за детей и внуков, за их мудрость и преданность хлебному делу, уверенность, что Кулангинское ХПП будет жить и процветать, что в обозримом будущем грядут большие перемены.

    Гвозди бы делать из этих людей

    Ирина Григорьевна - главный бухгалтер предприятия тоже высказала теплые слова в адрес ветеранов:

    - Приятно окунуться в гущу тех событий, что происходили полтора-два десятка лет тому назад, вновь ощутить напряженную обстановку. Испытать гордость за тех, кто стоял у истоков создания и развития предприятия, способствовал росту его производительности, улучшению жизни в поселке. Зерно Куланга стала принимать в 1942 году, а водонапорную башню построили только в 1952 году. Потребовалось полтора десятка лет, чтобы часть деревянных складов заменить на каменные и кирпичные, укрыть их настоящей кровлей. Оборудование складов транспортно-подвижными средствами началось в середине пятидесятых годов, а до этого зерно принимали, отпускали в мешках. Трудно поверить, но первый хлебный обоз прибыл гужевой. Порой горьким был военный хлеб; не слаще он был и в 1954-57 годах, когда хлеб выдавали по спискам и талонам. Были взлеты и падения, теряли хороших рабочих и специалистов, родных и близких, но ХПП всегда справлялся со своей задачей. Иногда думаю: или это чудо века, либо судьба такая, но уж очень дружен у нас коллектив. Со времен перестройки многие предприятия полопались, как мыльные пузыри, но ХПП выстояло и на стыке двух столетий.

    Ирина Григорьевна вместе с Александром Михайловичем вырастили и воспитали троих сыновей, для одного из которых моя дочь стала первой учительницей.

    Бывший директор Рахим Мустафин рассказал, каким принял ХПП в 1978 году.

    - Сушильно-очистительные башни работали на солярке, передвижные зерносушилки СЗС-2 «Кузбас» стояли на запасном пути, сушильными компонентами их были дрова и каменный уголь. Разница между ними и по производительности, и по качеству, как небо и земля. ХПП в эти годы приняло облик современного предприятия.

    Вместе с укреплением материально-технической базы, совершенствовались технологии переработки зерна, надо было улучшать условия жизни рабочих, и семей. Построили общежитие, заасфальтировали подъездные пути к элеватору, к зерноочистительным башням, построили коммунальную баню, что очень важно при условиях работы в зерноскладах. Население росло, а обеспечение продуктами и товарами первой необходимости отставало. Построили магазин. Ускоренным темпом развернули строительство жилья. Торопились. Построили неплохой автогараж с подъемным оборудованием, с соответствующими цехами: кузнечный, токарный, сварочный, аккумуляторный. Быстрее стали устранять неполадки, поломки, а то за несчастной гайкой приходилось ездить в рембазу в Казань или в ближайшую мастерскую при «СХП».

    Больше времени приходилось уделять хозяйственным работам, чем организационной, управленческой. Я верил в трудовой коллектив, в свой инженерно-технический персонал, а они мне отвечали взаимностью. За девятнадцать лет моей работы выросло целое поколение. Если бы не было взаимности и огромного желания трудиться на благо, то вряд ли я проработал здесь без малого два десятка лет.

    По вечерам молодежь свой досуг проводила в своем клубе со своим штатным завклубом: плясали, пели, танцевали, быликниги, бильярдная не пустовала.

    Кулангинское зерно - лучшее зерно


    Время шло быстротечно. Замкнутого процесса никогда не было. ХПП перешел на газ. Надо было одновременно подводить голубое топливо к трем зерносушилкам и к поселковым домам. И там и тут нужно успевать. У нас всегда так, все решается компанейшиной или авралом, проморгаешь, много потеряешь или тебя обойдут другие. Ребром стоял вопрос ограждения территории базы. Проникнуть в него не было проблемой. С любой стороны были пролазы, а со стороны Беляева и ж/д вокзала особенно.

    Глядя на Рахима Мавлютовича, я невольно вспоминаю те события, которые сблизи

    ли нас. Это были районные партийные конференции, собрания, совещания секретарей парткомов.

    Семинары, партийная учеба. Как и в те годы, и сейчас он выглядит безупречно аккуратным, собранным и сосредоточенным с умным подкупающим взглядом, под которым можно было говорить только правду.

    Рядом со мной, повесив тросточку на спинке стула, сидит Ерофеев Иван Афанасьевич. Когда я поступал на работу, он уже был на заслуженном отдыхе. Годы берут свое, но дядя Ваня оптимистичен, разговорчив. Недавно директор ХПП свозил его на слет ветеранов в Казань.

    В ХПП, а в те годы оно называлось «Заготзерно», пришел простым рабочим, а на пенсию ушел с должности главного энергетика. Ему есть о чем рассказать. Технологическая линия, начиная от приемки, переработки и отгрузки зерна - сложнейший механизм. Это бесчисленное количество электромоторов и моторчиков, тысячу метров проводов и кабелей, сотни рубильников, электрошкафов, электрических пакетов и выключателей, посредством которых вращается, движется, вертится оборудование наверху, на земле и под землей. Это и фонари и прожектора, уличное освещение и подводка к домам. Дядя Ваня рассказывает, что в часы «пик» провода от нагрева провисали, обрывались тут и там, кабеля сгорали. Срочно надо было менять силовую линию да и осветительную тоже, не останавливая производство. Непосредственный контроль по замене силовой линии взял на себя Рахим Мустафин. К работе были подключены энергетики из района, своя бригада. Со всей территории были убраны деревянные опоры, не стало пасынков, трапеций, «виселиц». Ручные фонари нужны были только при работе в нижних галереях да при загрузке железнодорожных вагонов.

    Был построен склад для хранения запаса электродвигателей, предохранителей и прочего мобильного силового оборудования.

    В дни заготовки зерна стоял на территории невероятный гул. По всей продольной оси базы верхних и нижних галерей, а это без малого километр, сплошной линией двигались ленточные транспортеры, по вертикальной оси работали ковшевые конвейеры, на площадках - ковшово-штековые погрузчики. (КШП) - так ласково их у нас называют. Это умненькие неприхотливые машины, как раки, клешнями захватывают зерно и могут передать его в любом направлении на любое, остальное он все сам делает, но неволить его нельзя, потом он либо работает на самого себя или забивается. Ласковая машина. С женщинами она лучше ладит, а мужчины иногда ее загоняют чуть ли не в центр вороха или же вообще на ворох. Он у нас «кшпешник» - так часто говорят о старательных транспортировщиках.

    Электрику, впрочем как и для других категорий, нужно постоянно совершенствоваться. В условиях зерноперерабатывающих предприятий особенно важно, это очень опасная и ответственная работа. Я говорю об этом без всякого преувеличения.

    Смотрю на очень интересную пару. Галина Архиповна Яшина - долгие годы была заведующей лабораторией. Рядом с ней Назия Шакировна, в бытность, рядовая рабочая, хозяйка большой семьи. Характером они - прямая противоположность. Спокойная, вдумчивая, рассудительная Галина Архиповна знала свое дело назубок, умела ладить с любым человеком. Работать с ней, как говорят о ней ее ученицы Татьяна Маннанова, Лилия Шамгунова - было легко и просто, хотя отчетность принимала строго. На лаборатории лежит огромный груз ответственности - не дать из десятков тысяч тонн зерна испортить хоть килограмм, а до хлеба все охочи: амбарный клещ, зерновая моль, хлебные пилильщики, грызуны, сырость, затхлость, плесень. Надо неустанно контролировать режим хранения зерна и его отпуск. Просыпи. Ну чего особенно при таком-то хлебе рассыпать мешок зерна. Просыпь - это первый источник всякой заразы, посторонняя смесь недопустима. От этого зависит качество и товарность зерна. Не знаю как в предыдущие годы, да и после ухода на пенсию, но Кулангинское зерно высоко ценилось и востребовалось не только в России, но и далеко за рубежом.

    Любой поселковой девчонке попасть в лабораторию визировщицей считалось удачей и делом чести, да и до сих пор так.

    Назию Шакировну с Владимиром Семеновичем без предприятия трудно представить. С десяти-тринадцати лет их дети уже наравне с родителями работали во время заготовки.

    Чтоб тоска не терзала душу

    В зале в большинстве своем люди приезжие с разных мест. В разные времена они покинули свои родные места. Время шло, но в памяти, в душе они все равно держали и держат частичку родины. К этой стати и пришлась татарская народная песня «Прощай деревня» («Хуш авыл»). Песню пели и русские, и татары. Исполняют по радио и телевидению ее редко, но ее мелодия мне знакома издавна, с ней провожали в армию деревенских ребят.

    В голове от волнений и пережитого, мысли цеплялись одна за другую. Радость от встречи мною завладела целиком. Я знаю, что это все пройдет, с годами призабудется, но неизменно останется одно: благодарность судьбе, что свела меня с хорошими людьми и не дала покинуть родные места.

    Бывает же так: либо молодежь в поисках сладкой жизни, а может быть, мучаясь от беспросветной нужды, от отсутствия внимания, доброты и ласки покидают родные места. Молодежь привыкает к новым условиям, а пожилые нет. Что не говорите, а это так. Тоска и грусть вдали от обжитых мест терзают душу. Чтобы с вами такого не случилось.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: