Кайбицкие зори
  • Рус Тат
  • Воспоминания жительницы Ульянкова Тамары Стеряковой

    - Все люди сбежались и слушали объявление о нападении Германии. Вскоре нашего отца Андрея Егоровича Калашникова призвали на фронт. В семье было шестеро детей: старшей сестре Екатерине 15 лет, мне 11, младшему Ване всего годик, кроме нас еще 10-летняя Елена, восьмилетняя Зинаида, пятилетний Володя. С нами жила и бабушка Наталья...

    - Нас воспитывала мачеха. Родная мама умерла, и она пришла к нам в семью с двумя детьми Алексеем и Анной. Она стала для нас любящей, доброй и ласковой матерью, за это мы благодарны ей до сих пор. Отца проводили из села вместе с другими мужчинами на подводах в Кайбицы. Он нас успокаивал, говорил: «Не плачьте, мы будем недалеко».

    Тамара училась в 4 классе, Зина - в третьем. Как прокормить восьмерых детей - этот вопрос стал для матери главным в жизни.

    - Мама работала конюхом. Лошадям давали фураж, она его просеет и муку несёт домой. С весны по осень на берегу реки была вырыта таганка (печка), здесь в чугуне варила кисель из этой муки. Мама все переживала, чтобы мы не умерли с голода, говорила: «Как я буду отчитываться перед отцом, когда он вернётся домой». Лена и мама ездили в Тенеево менять дрова на картошку. Они брали санки, топор, заезжали в лес, набирали дров и везли их в Тенеево. Одежду, что получше, тоже всю меняли на картошку. Осенью собирали колоски и сдавали в колхоз. Было очень жарко, уставали, есть хотелось всё время. Летом ели разную траву: и в сыром виде, и суп варили. Настоящий праздник в доме был, когда пекли лепёшки из гнилой картошки, собранной на поле. Мама добавляла в толченую картошку пару яиц и пекла лепёшки. Было очень вкусно. Удовольствие было редкое. Помню, как-то раз поехала мама в Казань на санках по большому мосту через Волгу. Мост охраняли солдаты, никого не пропускали. Мама им сказала: «Что хотите со мной делайте, хоть убейте. У меня шестеро детей, муж на фронте». И её пропустили. Вот что с людьми нужда делает, - вспоминает Тамара Андреевна.

    Реклама

    - Огород пахали сохой, соху тащили на себе. Самой сильной у нас была Лена. Мы тянули за верёвки, а мама держала соху. Если мимо проходили ребята, она любила над ними подшутить: «Ребята, глядите, которая из них сильнее, ту и в невесты выбирайте!» Время было трудное, очень трудное, но мама старалась нас развеселить, чтобы о плохом не думать. Однажды мама привезла из Казани два ведра жидкого мыла, как дёготь. Солдатам, охранявшим мост через Волгу, она так и сказала: «Пропустите, я спасаю детей, а то их вошь съест». У нас тогда еще жили три женщины, их в село отправили строить окопы. Когда над селом пролетали самолёты, окна занавешивали тряпками. Занавески на окошки вырезали из газет, на каждый праздник новые, да еще меж собой соревновались - мол, у кого красивее. Сами делали себе обувь-танкетки: из клеёнки нарежем ремешков и прибьём их на подмётки от калош, которые найдём на улице. Гулять выходим в новых танкетках, а с улицы возвращаемся босиком, так как ремешки быстро отрывались. Спичек не было - прям беда! Мама выйдет утром с жестяной баночкой на улицу, увидит, у кого дым из трубы идёт и заходит к ним за угольками. Один раз, чтобы угольки не загасило ветром, она спрятала их за пазуху. Пришла домой, а на ней горит одежда. Она тогда даже грудь обожгла...

    Письма от отца семья получала, это давало силы жить и надеяться на лучшее. В них глава семейства писал, где воюет, матери наставлял, чтобы берегла детей. Получившего ранение солдата отправили домой, но, встав на ноги, Андрей Егорович снова ушёл на фронт. После Победы его ждали дома, но фронтовика отправили на Японскую войну. Пришёл домой в 1947 году. Ветерана войны Андрея Калашникова не стало в 1985 году. Ему было 84 года.

    - Мама умерла в 1973 году. Мы очень ее любили, ведь она посвятила своё сердце и свою жизнь чужим детям.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: